Размещение объявлений и рекламы в газету ОН-ЛАЙН

Знаете этот дом?

№ 24 от 30 марта 2021 г.


В этот раз героями проекта, организованного Краеведческим музеем им. В.П. Бирюкова, стали шадринские дома-близнецы. Один из домов находится на улице Комсомольской, другой – в переулке Пионерском.
Дом на ул. Комсомольской, 21 сдан в эксплуатацию в 1956 году. На тот момент у него был номер 29. Кирпичный многоквартирный 3-этажный жилой дом на 3 подъезда. Тип застройки – полногабаритный. Архитектурный стиль – сталинский классицизм. Перекрытия железобетонные. Высота потолков 3 м. Комфорт среднего класса. Жилых помещений 23. Архитектурные элементы – эркеры, балконы, лоджии с угловыми арками. Застройщик – металлопрокатный завод.
По меркам того времени, это был один из первых благоустроенных домов в городе. Сдавался он с печным отоплением. В подвале дома располагалась кочегарка, которая отапливала весь дом, а большая кирпичная труба дымохода шла вдоль стены дома со стороны двора. В 1960-е годы дом перевели на центральное отопление. В подвале у всех жильцов были деревянные сарайчики, а когда построили лицей, уровень подземных вод поднялся, и в подвале появилась сырость. Больше всего воды было под первым подъездом, иногда по колено, чаще, конечно, весной, но, бывало, стояла и летом.


Изначально в квартирах были установлены титаны, нагревавшие воду для стирки и помывки жильцов (как правило, их топили раз в неделю). На кухнях стояли дровяные плиты (под ними пол был цементный), но их разжигали ещё реже, а пользовались керогазами и примусами.
Затем, в начале 1960-х гг. дровяные плиты демонтировали и поставили современные, работающие на сжиженном газе. Соответственно, во дворе появились газовые резервуары, которые заполнялись из цистерн. Плиты заменили, а титанами пользовались до конца 1980-х – начала 1990-х годов, пока не установили газовые колонки. И так получилось, что газовые резервуары смонтировали в центре двора с учётом всех норм и правил, а дровяник, где хранились дрова для титанов, оказался по соседству. Никто не придавал этому значения, пока однажды мальчишки не устроили поджог. Пожарные приехали быстро, но воды в машине не оказалось. Всё же пожар каким-то образом удалось потушить, но дровяника больше во дворе не было.
По некоторым сведениям, в центре дома располагалась пирожковая, затем на её месте открыли молочную кухню. С улицы был основной вход, со двора – служебный. Детское питание (кефир, молоко, сок) там не производили, а привозили готовое. Кухня выдавала продукцию в обмен на пустые бутылочки. Когда закрыли и её, то там разместилась бухгалтерия туберкулёзного диспансера.


Часть квартир принадлежала застройщику. Некоторые из них были коммунальными: во 2-м подъезде 2 квартиры, в 3-м – 5 (там жили простые рабочие завода). Во 2-м подъезде жила женщина, которая строила этот дом. Она вспоминала, что когда копали яму под фундамент, то наткнулись на несколько гробов. В одном из них лежала девушка с длинной богатой косой. Это были захоронения возле церкви Покрова Пресвятой Богородицы, располагавшейся на обширной Хлебной площади (на месте вещевого рынка и стадиона).
Дом в городе называли элитным, квартиры распределялись горисполкомом. В нём было 23 квартиры: 2-, 3- и 4-комнатные. В 3-комнатной квартире большая комната составляла
30 кв. м, средняя – 25 кв. м, маленькая – 18 кв. м, кухня – 12 кв. м.
В доме жили Первухины Галина Дмитриевна – директор школы № 4, завгороно, директор ШАМТа, её муж Анатолий Иванович – участник ВОВ, директор школы № 10. А ещё директор телефонного завода, главный инженер металлопрокатного завода, врач СЭС, медсестра судмедэкспертизы, актёры театра, военнослужащие – участники ВОВ, член горкома партии. Но, несмотря на высокие должности и известность, вопреки стереотипам, люди все были очень хорошие, душевные, добрые соседи.


Особенно дружно выходили весной на субботники: прибирали придомовую территорию, белили деревья и бордюры. Во дворе вдоль всего дома были разбиты клумбы, которые, в свою очередь, разделены на участки, и у каждого был свой ответственный. Ежегодно проводился конкурс на лучшую клумбу. Садили портулак ковром, табак, который по вечерам пах особенно сильно, ромашки… У женщины-судьи имелся свой отдельный садик между тополей квадратов в 20, окружённый сиренью, в нём была скамеечка, а в изгороди – маленькая калитка. Она там любила сидеть со своей собакой эрдельтерьером Флёром. После фильма «Приключения электроника» порода стала особенно модной. А вообще, по тем временам самыми распространёнными были болонки – их в доме было пять!
Летом проводили день двора. Придумали его сами дети, а взрослые идею поддержали и принимали активное участие. Ставились детские спектакли, затем прямо во дворе, напротив первого подъезда, накрывали общий стол, украшали цветами. В чаепитии участвовали все желающие, но больше всего было детей. Пели песни, веселились. Во дворе стояла беседка, турник, вешали гамаки, был вкопан стол, где дети играли в настольные игры и рисовали. Зимой в центре двора делали большую снежную гору и играли в «Царя горы».


Гаражи во дворе были изначально, но их было мало, только у тех, кто имел машины. В начале 1990-х гг.
к двору присоединили территорию около стадиона, и там гаражи построили все желающие, так образовался ГСК-43.
Однажды произошёл интересный случай. На территории между домами № 19 и № 21 на ул. Комсомольской стояла машина, вывозившая мусор, и выжидала отведённое время, как вдруг земля под ней начала проваливаться. Шофёр быстро среагировал и успел отъехать, а на том месте открылась круглая яма метра три в диаметре и примерно столько же в глубину, стены отделаны камнем, внутри сухо. Впоследствии яму завалили мусором и сейчас уже вряд ли кто вспомнит, точное место её расположения. Интересно, не церковь ли это напомнила о себе…


В доме, одном из первых, на рубеже 1990-2000-х гг. почти все квартиры на первом этаже были переделаны под магазины, и сколько их там сменилось за все эти годы, не упомнить. А двор сейчас – это закрытая территория, огороженная красивым кованым забором с большими воротами и домофоном. Сменилось большинство жильцов. Из коренных остался только один старожил – ему 98 лет, 64 из которых он прожил в этом доме, и ещё несколько детей и внуков первых жильцов.
Дом в переулке Пионерском, 6 сдан в эксплуатацию тоже в 1956 году. Кирпичный многоквартирный 3-этажный жилой дом на 3 подъезда. Тип застройки – полногабаритный. Архитектурный стиль – сталинский классицизм. Перекрытия деревянные. Высота потолков 3 м. Комфорт среднего класса. Жилых помещений 24. Архитектурные элементы – эркеры, балконы, лоджии с угловыми арками.
Сдавался он в той же комплектации, различие только в материале перекрытий – они были деревянными, и в количестве жилых помещений – на одну 4-комнатную квартиру больше. Благоустраивался он по тому же принципу, так что останавливаться на этом не будем, а вот место, на котором он построен, не менее легендарное.


Это историческая часть города. Когда-то здесь была большая Михайловская площадь с торжком. В центре Михайловской площади напротив собора стояли два торговых корпуса, выстроены они были на городские средства и числились за городской управой, сдавались в аренду частным лицам. После революции оба отошли в ведение Шадринского научного хранилища – предшественника Шадринского краеведческого музея, носящего имя своего основателя Владимира Павловича Бирюкова, известного на Урале краеведа.
Один из них, на месте которого сейчас стоит «сталинка», использовался как склад. А второе, которое сейчас оказалось во дворе этого дома (надстроено вторым этажом), занималось художественной галереей и краеведческим музеем.
Между собором и первым корпусом ещё в 1920-х гг. стояла круглая часовня в честь Преображения Господня, построенная на месте деревянной церкви во имя св. архистратига Божия Михаила, предшественницы каменного Спасо-Преображенского собора.


Это так называемый ДОС (дом офицерского состава) преподавателей Шадринского военного авиационного училища штурманов (ВАУШ).
На штурманов первые 4 курса учили в Челябинском высшем военном авиационном краснознамённом училище, а пятый курс (лётная практика, бомбометание и пр.) учился в Шадринском ВАУШ. В Шадринске училище базировалось с 1954 года, для курсантов был построен военный городок: 4-этажный учебный корпус, госпиталь, военный учебный аэродром с бетонной взлётно-посадочной полосой, находящийся в п. Осеево. Городок был практически автономным: свой госпиталь, ателье, столовая, прачечная. Вход только через КПП. После его постройки Михайловская площадь как таковая перестала существовать.
Переулок Пионерский, в который дом выходит торцом, до революции назывался Банковским проездом, ибо в здании городской управы (на пересечении с ул. Михайловской) фасадом выходившем в этот же проезд размещался банк Пономарёва. Банковский проезд был сквозным и выходил на старый мост, по которому в советские годы ездили автобусы.

Комментарии (0)



Оставить комментарий